Рыбак с курительной трубкойБакст Леон, 1890-е

Бумага, наклеенная на картон, акварель, белила; 34,8×24,8 см Приобретено в 2015 у частного коллекционера из России

В начале 1890-х, после обучения в Императорской Академии художеств Лев Бакст отправляется в Париж, где продолжает заниматься в студиях Жана-Леона Жерома и Родольфа Жюльена, а затем у финского художника Альберта Эдельфельта. Жизнь молодого художника в Париже трудна, исполнена нужды и неуверенности в будущем. В одном из писем к Валентину Нувелю он пишет: «…ты не можешь себе представить, сколько эскизов я переделал и все не могу напасть на «нужную» картину. Решительно изнемогаю от неизвестности». Однако, его работы получают первое одобрение критики. Так, Игорь Грабарь в журнале «Нива» пишет: «Он довольно свободно владеет рисунком и имеет все задатки колориста… везде чувствуется рисовальщик с большим чувством пятна». Неизвестно, в Париже или Петербурге была создана акварель «Рыбак с курительной трубкой», приобретенная для корпоративной коллекции Белгазпромбанка в 2015 году.

Акварель – одна из любимых графических техник Бакста. Он еще студентом Академии художеств активно посещал Санкт-Петербургское Общество акварелистов, где быстро достиг замечательных успехов. Согласно уставу общества, утвержденному в 1887 году, целью объявлялось содействие «успеху и развитию акварельной живописи в России». Первым председателем общества стал академик Альберт Бенуа, повлиявший на раннюю реалистическую манеру Льва Бакста в акварели.

В ней он уже довольно смело проявляет себя как художник-колорист. Образ простого рыбака не лишен романтизации. Пристально всматриваясь в большие, огрубевшие от ветра и солнца руки, морщинистое лицо, при этом используя разворот фигуры в три четверти, подчеркивающий плавную линию берета, изысканный контраст голубого и алого цвета, автор наделяет своего героя какой-то особенной, французской элегантностью.

Во всем его облике ощущается собранность, желание передать внутреннюю уверенность и силу человека, знающего, но преодолевшего страх перед природной стихией. В сложных переходах колорита, мягких, будто растушеванных контурах седой бороды художник метко улавливает знакомые герою цвета моря, алого заката и прибрежных камней. Бакст призывает увидеть в простом рыбаке с трубкой некоего романтического персонажа, настоящего властителя морей и океанов.