Поместье в БогдановоРущиц Фердинанд

Холст, масло; Размер: 35,5x29,5 см Приобретено в 2016 у частного коллекционера из Израиля, ранее – во Франции

Об экспонате

Картина «Поместье в Богданово», представленная в корпоративной коллекции ОАО «Белгазпромбанк», принадлежит к числу пейзажей Фердинанда Эммануила Рущица, которые были созданы художником в так называемый «богдановский» период – время наивысшего расцвета его живописного таланта. Период был не очень продолжительным: с конца 1890-х годов, когда Фердинанд Рущиц после завершения обучения в санкт-петербургской Императорской Академии художеств вернулся на территорию Беларуси – в родовое имение Богданово, и по 1908 год, ознаменованный написанием последней крупной картины художника – пейзажа «Гнездо». В дальнейшем Рущиц практически полностью отошёл от живописи, сосредоточившись на преподавательской и общественной деятельности. Но и за это короткое плодотворное десятилетие Фердинанд Рущиц успел создать достаточно, чтобы вписать свое имя в историю искусства сразу нескольких стран – Беларуси, России, Польши, Литвы.

Точную датировку картины «Поместье в Богданово» специалистам ещё предстоит уточнить, однако не вызывает сомнения, что она была написана в 1900-е годы, когда в творчестве Рущица органично соединились традиции русской пейзажной школы и влияния нового западноевропейского искусства, окончательно сформировав оригинальную и хорошо узнаваемую манеру художника. Образование, полученное Фердинандом Рущицем в санкт-петербургской Императорской Академии художеств в мастерских Ивана Шишкина и Архипа Куинджи, позволило ему в совершенстве овладеть искусством реалистического пейзажа. С живописью импрессионизма, постимпрессионизма и символизма он имел возможность познакомиться во время своей поездки по Германии, Франции, Италии в 1898 году, из которой вернулся полный новых идей и энтузиазма применить их на практике в своём искусстве.

На небольшом полотне «Поместье в Богданово» запечатлено самое начало весны – мотив, к которому художник обращался на протяжении всего творчества. Уверенными, фактурными мазками Рущиц изображает причудливую игру теней на ослепительном снегу, первые проталины и очертания построек богдановского имения. Мотив пейзажа незамысловат и позволяет художнику сосредоточиться на чисто живописных задачах. Выразительность пейзажа основана на своеобразном «диалоге» света и теней, который становится не просто декоративным приемом, а важным компонентом образа. Декоративный эффект, достигнутый сопоставлением насыщенных цветовых масс, усиливается лаконичностью композиции, построенной на динамике вертикальных и горизонтальных плоскостей.

Несмотря на ограничение художником палитры полотна до оттенков синего, коричневого, белого, пейзаж выразителен по цвету и декоративен. Насыщенный, эмоциональный, типично «рущицевский» голубой цвет прекрасно передает снежную прохладу и свежесть. В работе виден определенный отход от решений, характерных для более традиционных ранних пейзажей Рущица. Художник уходит от детальности, от слишком буквального воспроизведения природы ради создания обобщенного и выразительного образа.

В 1900 году Фердинанд Рущиц вступил в краковское Общество польских художников «Sztuka» (искусство), многие участники которого активно использовали в своём творчестве стилистику европейского символизма и модерна. Влияния модерна со временем усиливаются и в творчестве Рущица, выражаясь в частичном отказе от перспективы, плоскостности изображения, использовании интенсивных, локальных цветов, ярких контрастов света и тени. Ощутимы они и в пейзаже «Поместье в Богданово», где художник стремится в первую очередь  к созданию не световоздушного, а декоративного эффекта и достигает цельности образа за счет художественного упрощения и обобщения природных форм, усиления цвета. В поиске новых композиционных решений Рущиц прибегает к виду сверху (такой прием позволяет художнику показать в пейзаже только землю, полностью исключив небо), что также характерно для искусства модерна.

Способность органично воспринять и творчески переосмыслить разнообразные влияния, сделать их частью своей индивидуальной авторской манеры, свидетельствует о неординарности художественного дарования Фердинанда Рущица.